Информационная поддержка проекта catfishing.ru

FishBoatLive - План мероприятий на 2020 год:
Открытие водномоторного сезона на Малуксе. Кольцевая гонка. - 23.05.2020.
Ладожский марафон - Ладога, Санкт Петербург - 29.05.2020 - 01.06.2020.
Ладожская кругосветка - Ладога, Санкт Петербург - 05.07.2020 - 20.07.2020.
Маршрутная гонка - Маршрутная гонка. Финский залив. - 08.08.2020.
Закрытие водномоторного сезона на Малуксе - Кольцевая гонка - 10.10.2020
Текущее время: 25 сен 2020, 14:04

Часовой пояс: UTC + 4 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 97 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5  След.
{ VISITS } Просмотры: 44542  Добавили в закладки Добавили в закладки: 1  Подписчиков Подписчиков: 0 
Добавили в закладки: Вова 81
Добавил Сообщение
 Сообщение Охотничьи страсти 08 май 2014, 21:26
#61 
Не в сети
Fishboatlive Club
Аватара пользователя

Автор темы
Стаж: 6 лет 6 месяцев 23 дня
Сообщения: 61
Возраст: 70
Озеро Дальнее - быль

Изображение

*
Озеро Дальнее очень живописно вставлено в предгорья величественного горного хребта, под названием Акиткан. Озеро проточное. Со стороны гор в него впадает несколько речушек, ручьёв, родников. Но, основная впадающая река, - это Окунайка. Стремительная, порожистая, - норовистая. Без великого опыта, да надёжнейшего мотора, туда не сунешься. И вытекает из озера река Окунайка. Та же самая, да не та. Располневшая, раздавшаяся, как баба после третьих родов, значимая и важная. Правда, здесь же, недалеко от озера, раскатилась по широкому, каменистому перекату, расплескалась. С какой-то дурной весёлостью легко опрокидывает, выкидывает на камни лодки, и хохочет при этом, озорно хохочет.

А мужики, что вывернулись из лодки, хватаются за скользкие камни, с трудом выбираются на берег веселящегося переката, и с ужасом наблюдают, как Окунайка прячет в заломе их лодку. Утрамбовывает все их шмотки в глубоченной яме, под огромную кучу наносных деревьев.

Перекат этот, последний перед озером, так и называется: Весёлый. А уже за ним Дальнее. Красивейшее озеро….

Это теперь там заказник. А в то время, о событиях которого пойдёт рассказ, угодья принадлежали местному зверопромхозу. Угодья были поделены среди охотников, и добывали там соболя, да белку. Иногда мясо готовили, но это редко, потому, как трудно его вывозить из предгорных районов, - только вертолётом. А это дороговато.

Летом на озере стояла бригада, - рыбачили. Рыба на Дальнем ценная, в основном белая: сиг, да пелядь. А осенью верхнюю Окунайку городили, и добывали мелкую, но вовсе ценную рыбку тугуна. А за доброй-то рыбкой и вертолёт сгонять можно.

Не далеко от зимовья, что кургузо торчало на берегу озера, был сооружён и забивался льдом каждую весну, ледник. Там и хранили бочки с рыбой. Тут же, рядом, была площадка для вертолёта. Правда, площадка маловата, но заход делали над водой, над гладью, а здесь уж, на опечке, мостились как-то, свешивая хвост над озером.

У зимовья горбатился покосившийся навес, где от дождя, да снега прятались поленницы дров. Там же, на гвоздях, развешивали сети, для того, чтобы рыбу выбрать, да распутать, от мусора очистить.

Чуть в стороне, ближе к берегу, стояла банька. Гости любили, напарившись, сигать голышом в прозрачные воды. Радостное гиканье разносилось тогда далеко над водой.

Все эти строения, сооружения, всё вместе, называлось базой. Если кто-то впервые ехал на Дальнее, и знал, что жить придётся на базе, увидев строения, невольно шарил взглядом по ближним пейзажам. Пытался отыскать базу. Но, первое разочарование быстро проходило. Любой был очарован великолепием озера, его сказочной красотой.

Когда Юра, ещё молодым охотоведом, побывал на озере, пожил там недельку, порыбачил, поохотился всласть, он понял, что больше искать нечего. Он просто влюбился в эти места.

Отработав охотоведом несколько лет, он закрепил за собой угодья, куда входило озеро Дальнее, перевёлся в штатные охотники и стал проводить на озере большую часть жизни. Летом и осенью часто привозил с собой жену, которая помогала управляться с рыбой. Вместе готовили на сдачу бруснику, а её в округе было видимо-невидимо.

Зимой охотился. Гонял по распадкам соболей, попутно собирал белочек.

Когда родился Мишка, - долгожданный сынок, жена уже не могла приезжать на озеро, чтобы помогать мужу. Юра взял напарника. А на самое горячее рыбное время, ему ещё давали пару человек в помощь. Так что летовали, в основном, втроём, или вчетвером.

*
Лето на озере пролетало незаметно. Работы было много, работа тяжёлая и неотложная. Дней отдыха не предусматривалось.

Да и какой отдых, когда сети стоят. Рыбу надо каждый день выпутывать, чистить, солить, бочки готовить, затаривать, да запечатывать. На лёд ставить. А то, по особому распоряжению, и лодку, загруженную теми бочками, гнать на центральную усадьбу промхоза. А это значит, на одного человека в бригаде меньше на несколько дней. Работы, получается, больше.

А ближе к сентябрю надо верхнюю Окунайку городить, - как бы не пропустить основной ход тугунка.

Так и катится лето, в трудах, да заботах. Быстро катится, будто по камням береговым вприпрыжку скачет.


Мишка, - сын, рос, как было сказано, «не по дням, а по часам». Крепким пареньком поднимался, в отца. Юра радовался сыну, любовался им. Любил очень. Всё мечтал о том дне, когда можно будет парня усадить в лодку. О том, как он покажет ему своё озеро.

По деревенской протоке катал на лодке сына с матерью с малолетства, - тому ещё и трёх лет не было. Сам радовался куда больше ребёнка. Захлёбывался радостью.

Когда Юра собирался на своё озеро, Мишка ревел и топал ножками, - просился с отцом. Расставания у них всегда были трудными.

И вот, пришло, прикатило то лето, когда мать разрешила взять Мишку на целую неделю на озеро. Ему уже семь, - осенью в школу. Пусть побудет парнишка подле отца, пусть порадуются оба.

Юра был на седьмом небе.

Лодка, загруженная пустыми бочками, да кое-какими продуктами, легко и красиво летела навстречу прозрачным струям реки. Мишка сидел рядом с Веней, радостно открывал рот навстречу ветру. Гладил ручонкой волну, вспенивающуюся рядом с бортом. Весело смеялся, когда лодка лихо проскакивала очередной перекат, где дно реки подступало совсем близко.

На озеро выскочили без каких-то происшествий, - Юра изучил Весёлый перекат до каждого камушка, проводил по нему лодку мастерски. Мужики, Иван, да Николай, только отсетовались, принялись пороть рыбу.

Венька стал готовить праздничный стол, по поводу приезда с большой земли, а Юра помогал мужикам. Мишка крутился на берегу, забегал под навес. Знакомился с новой обстановкой.
Управившись с делами, помылись прямо с берега, и чинно расселись за столом, который на половину прятался под навес, а второй половиной выпячивался на солнышко. Мишка жался к отцу, хотя все дядьки были ему знакомы.

Бутылка закончилась неожиданно быстро. Достали вторую. Ребёнок уморился за дорогу, да и новые впечатления переполняли его. Он стал засыпать. Уложили его в зимовье, на нары. Сами продолжили.

Утро было солнечным и радостным. В дальних распадках, за озером, лениво плавился, переваливался с боку на бок плотный туман.

Иван с Николаем торопливо проверили ближние сети и уже причалили, выкидывали на сходни ящики с рыбой. Юра сгоношил какой-то завтрак, терпеливо объяснял Мишутке, что сегодня тот останется с дядей Веней. Что есть неотложная работа и папа должен отлучиться на несколько часов.

Мишка капризничал, пытался хныкать. Но, не тащить же его на верхнюю Окунайку. А работа, действительно, неотложная, - надо начинать готовить материал для заездка. Место выбирал только сам Юра. Вот и приходилось оставить парнишку на несколько часов с Венькой. Тем более что тот вчера перебрал лишнего и работник из него никакой. Пусть вон, рыбу почистит, да приберёт. Да отлежится в холодке.

Когда отец с мужиками отвалили от берега, и лодка, набирая ход, устремилась за ближний мыс, скрываясь из вида, Мишка и, правда, заревел, всё громче и громче. Венька сначала подсмеивался над ребёнком, а когда мотор совсем стих вдалеке, а громкий плачь остался, он повысил голос.

Мишка смолк. Может, успокоился, смирившись с отсутствием отца, а может, просто заставил себя замолчать, видя, что его плачь, раздражает дядьку.

Вениамин забрёл в воду, зачерпнул пригоршню и помочил затылок, - прислушался. Полный штиль. Жарко будет. А в голове гудит.

Обогнув стол, пошарил за поленницей и извлёк на свет поллитровку. На дне всплёскивалось. Не пачкая кружку, жадно прильнул губами прямо к горлышку. Поймав взгляд пацана, заставил себя передёрнуться и брезгливо пробасить:
- Фу-у, гадость, какая.

Мишка медленно повернулся и побрёл на берег, где на солнце стояли ящики с рыбой. Венька бросил на скамейку телогрейку, прилёг. Чуть-чуть прилёг. Чуть-чуть….

Потрогав пальчиком тёмный глаз сига, что лежал сверху и уже начал подсыхать, Мишка выбрался на угор, побродил по вертолётной площадке. Озеро покрылось дневной рябью. Дядька отвернулся лицом к поленнице и похрапывал, что было слышно даже здесь, за ледником.

- Если я сам приду, папка сильно обрадуется. Он подхватит меня на руки, уткнётся носом в живот, и мы вместе будем смеяться.

*
Ещё оглянувшись на зимовьё, на навес, где похрапывал дядя Веня, Мишка двинулся вдоль берега. Пошагал в сторону мыса, за которым не так давно скрылась лодка.

Венька никак не мог прийти в себя, всячески уворачивался от ударов, пытался отползти, но кулаки настигали его везде. Юра буквально озверел, не помня себя, он молотил и молотил Веньку по лицу, по рёбрам, по спине.

Наконец, мужикам удалось ловко перехватить нападающего, оттащить его чуть в сторону. Венька сел, оперевшись на скамейку, утирал обильную кровь с лица. Рваными губами сплёвывал кровавые сгустки.

- Где… Мишка? Где…

Венька что-то булькал, пытался понять, объяснить. Ничего не получалось. Разводил руками.

Юрка кинулся вдоль берега. Николай за ним. Иван, оттолкнул лодку и помчался за мыс, к первому от зимовья ручью. Приткнув там лодку, он стал пробираться по ручью вверх. Берега были заболочены и очень заросли ерником. Пробираться приходилось почти ползком. Внимательно осматривал мох, пытаясь найти хоть какой-то след.

Всё ближе кричали мужики. Они тоже продирались по береговым зарослям, искали следы, прислушивались. Детского голоса нигде не было. Не было и следа.

Втроём захватили более широкую полосу, двинулись дальше. Уже под вечер, на втором от зимовья ручье, нашли чёткий след детского ботинка. Небольшой опечек сырого песка, и на нём след. Кричали все враз. Громко кричали. Ответа не было.

Ещё долго ходили, лазили, ползали. Возвращаться Юра не захотел. Упал лицом в мох и, будто окаменел. Иван ушёл в ночь, к лодке. Николай запалил небольшой костерок.

Утром, когда на озере прогудела лодка, - приехали Иван с Венькой, Юра с Николаем уже охрипли. Они кричали с самого рассвета. Пробирались всё дальше вдоль берега. Иван привёз ружьё. Стрелял.

На пятом, или шестом ручье, на грязи, увидели медвежьи следы. Матуха с двумя медвежатами. Юру снова затрясло. Он схватил ружьё и стрелял, пока не кончились патроны.

К вечеру, всё же затащили его в лодку, приехали на базу. В ночь Николая отправили в посёлок, - поднимать людей. Днём снова искали. Теперь уходили далеко от берега. Кричали.

Из посёлка в этот день никто не приехал. Как потом оказалось, вертолёта не было. Вертолёт дали только назавтра. Погода уже портилась, - низкая облачность и сильные порывы ветра. Но пилоты молодцы, - закинули тридцать человек.

И на завтра, уже по дождю, ещё тридцать.

Искали до самой темени. Вся тайга гудела разноголосицей. Люди выматывались. На второй день кто-то принёс ботинок. Издалека.

Охотники шептались между собой. Будто бы есть следы волочения, но сильный дождь замыл следы. Трудно определить.

На другой день снова туда ходили. Медвежьи следы действительно были. Но, ни одной пуговицы, ни лоскутка от одежды не нашли.



*
Врачиха, прилетевшая с последним рейсом, колола Юре какие-то уколы, он не реагировал. Всё тянулся к берегу.

… Катался в прибрежной траве, не замечая ни гнуса, ни назойливых комаров. Пытался встать, но тут же валился опять. Пластом валился.

Укрепившись кое-как, на коленях, заползал на крутояр озера и выл.… Не то волком выл, не то другим, неведомым зверем. Выл.… Или плач у него такой.

Мужики сидели по углам в зимовье, вслушиваясь в раздирающие душу вопли, шевельнуться боялись. Никто слова, даже шепотом, не ронял. Несмотря на глубокие сумерки, лампу не палили, - слушали.

Уже по ночи, с фонарём, находили Юрку, тащили в зимовьё, совсем обессиленного, пустого. В кулаках у него и меж пальцами, трава с корнями, да волосы. Уже всю голову себе олысил. А ногти на руках все, как есть, обломаны в кровь, - скребёт по камням прибрежным. Скребёт и не чувствует.

С трудом выпаивали ему какую-то похлёбку, и Юра замирал до рассвета. Может, спал, а скорее, просто каменел. Не шелохнётся до света.

А чуть брезжить примется, - куртку с гвоздя, и в лес. Ошалел.

Уже семь дней как пропал паренёк.

Искали. Долго и усердно искали Мишку. Даже высказывались совсем уж нелепые, на первый взгляд, предположения, о том, что медведица могла перетащить его через реку. И там оставить. Что, дескать, не едят медведицы малых детей. Что материнский инстинкт не позволяет им творить такой беспредел.
По этой причине две бригады, по пять человек каждая, проводили поиски на другом берегу озера.

Снова дождило. Два дня и две ночи дождило. Нудно так, монотонно.

В палаточном лагере палили костры. Дым густо стелился над гладью воды, выписывал замысловатые фигуры. Мужики, пользуясь непогодью, - в тайгу идти не надо, - ставили сети. Запах жареной рыбы распирал ноздри.

Ещё два дня назад должен был вертолёт вывозить людей, а тут дождь. Продукты у всех кончились. Рыба выручала.

На восьмой день разведрило. Где-то перед обедом пришла «восьмёрка».

Экипаж был опытный. Да и погода звенела, - до закрытия лётного времени вывезли всех. Может, и запоздали чуть, но диспетчер отметил всё как надо, без происшествий.



На озере остался Юра, да друзья охотники: Николай, Венька, Иван.
Жена Юрина тоже просилась остаться, да врачиха не позволила, больно уж та ослабла за эти дни.


Где-то дня через три, как людей вывезли, на базу притащился медведь. Ночью на помойке шуровал.
Конечно, столько людей жило. Одних рыбьих кишок, сколько туда навалили. Вот и притащился. Ещё в потёмках, при лампе, Юра возился с патронами. Нашёл где-то в старых запасах две пули, зарядил их, выкатив дробовые заряды в какую-то кружку, и, чуть свет, двинулся по следам.
Николай, коротко собравшись, пошёл следом, - мало ли. Топор прихватил. Ружьё, старинная одностволка, было единственным оружием на озере в летний период. Даже не известно чьё это было ружьё, просто было и всё. Всегда висело на стене, над нарами.
Охотники понимали, что медведь, нажравшись кишок, далеко не пойдёт, отдыхать ляжет. Юра превратился в какого-то неведомого хищника. Николай не узнавал его. У него все движения были не человеческие, всё тело так пластично, так легко двигалось, что казалось, он просто парит над землёй, просто струится.

Каждое препятствие он легко огибал, будто оплывал, обнимал, и, в тоже время, не задевал ни единой веточки, не хрустнул ни единым сучком.
Николай едва поспевал за ним, боясь потерять из виду.
Впереди грохнул выстрел. Николай бегом.
Выскочил за выворотень, с топором наготове, увидел, как Юра, торопливо вспарывает брюхо ещё полуживому, ещё в конвульсиях, медведю.
Шкуру разрезал, по кишкам пластанул, выдрал, вывернул, каким-то невероятным усилием, желудок. Его распорол.
Дрожащими пальцами перебирал содержимое.
И плакал. Беззвучно плакал. Просто плечи чуть вздрагивали….

Пролетает жаркое лето, в трудах каждодневных, заботах насущных. Прокатывается, вместе с опадающими листьями, грустная осень. Зима, стынет сугробами, да наледями на горных, не тронутых человечьим следом, речках. Ветры дикие, гонят без устали по планете время. Струятся годы.

Юра, а правильнее будет сказать: Юрий Антонович, всю жизнь прожил на озере Дальнем. Выбирался ненадолго в люди, но только по надобности. Без крайней нужды с озера не трогался. А исполнив, что намечал, быстро, быстро собирался, и, не задерживаясь, на озеро.
Будто, кто ждал его там, с нетерпением.

С годами, будто бы, успокоился, остепенился даже. Но простить себя так и не смог. Да и не пытался.
Изображение

А.Томилов 2014


Перейти к СОДЕРЖАНИЮ


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Теги
Охотничьи страсти, Андрей Томилов, рассказы об охоте и промысле
 Сообщение Охотничьи страсти 09 май 2014, 09:09
#62 
Не в сети
Администрация
Аватара пользователя

Стаж: 6 лет 9 месяцев 14 дней
Сообщения: 6655
Возраст: 48
Грустно...

Реальное фото р. Окунайка. Вид в сторону истока из оз. Дальнее
Изображение


Пытался найти реальные фото озера в инете... - Нет их.

А рассказ совсем свежий!
Андрей Андреевич, спасибо, и с Днём Победы!

_________________
Прорвёмся! (ツ) Изображение
Лучший способ не разочаровываться - это не очаровываться)))


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Сообщение Охотничьи страсти 09 май 2014, 12:21
#63 
Не в сети
Fishboatlive Club
Аватара пользователя

Стаж: 6 лет 9 месяцев 13 дней
Сообщения: 5636
Возраст: 55
Спасибо. Хоть и тяжелые все рассказы.

Списался с Андреем. Вышлет мне книгу наложенным платежом. Из остатков


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Сообщение Охотничьи страсти 09 май 2014, 12:48
#64 
Не в сети
Администрация
Аватара пользователя

Стаж: 6 лет 9 месяцев 14 дней
Сообщения: 6655
Возраст: 48
ТОФАЛАР писал(а):

Списался с Андреем. Вышлет мне книгу наложенным платежом. Из остатков

И я хочу заказать!
Возможно такое?

_________________
Прорвёмся! (ツ) Изображение
Лучший способ не разочаровываться - это не очаровываться)))


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Сообщение Охотничьи страсти 09 май 2014, 13:00
#65 
Не в сети
Fishboatlive Club
Аватара пользователя

Стаж: 6 лет 9 месяцев 13 дней
Сообщения: 5636
Возраст: 55
dqdmitry писал(а):

ТОФАЛАР писал(а):

Списался с Андреем. Вышлет мне книгу наложенным платежом. Из остатков

И я хочу заказать!
Возможно такое?

апиши ему. Я то же подскажу что бы тут объявил об этом. Цена 150 р пл.с пересылка .Всё наложеным платежом.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Сообщение Охотничьи страсти 09 май 2014, 18:01
#66 
Не в сети
Fishboatlive Club
Аватара пользователя

Автор темы
Стаж: 6 лет 6 месяцев 23 дня
Сообщения: 61
Возраст: 70
Дима, спасибо за оформление. Мне очень нравится. А книгу, - давай адрес, вышлю. Условия в личке.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Сообщение Охотничьи страсти 09 май 2014, 19:23
#67 
Не в сети
Администрация
Аватара пользователя

Стаж: 6 лет 9 месяцев 14 дней
Сообщения: 6655
Возраст: 48
дважды Андрей писал(а):

А книгу, - давай адрес, вышлю. Условия в личке.

Ответил :yes: .

_________________
Прорвёмся! (ツ) Изображение
Лучший способ не разочаровываться - это не очаровываться)))


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Сообщение Охотничьи страсти 10 май 2014, 17:34
#68 
Не в сети
Fishboatlive Club
Аватара пользователя

Автор темы
Стаж: 6 лет 6 месяцев 23 дня
Сообщения: 61
Возраст: 70
Может ещё кому книга нужна? пишите в личку.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Сообщение Охотничьи страсти 10 май 2014, 18:18
#69 
Не в сети
Активный пользователь

Стаж: 6 лет 9 месяцев 13 дней
Сообщения: 5100
Возраст: 45
Андрей,автограф обязателен :good:

_________________
Волка ноги кормят.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Сообщение Охотничьи страсти 23 май 2014, 06:38
#70 
Не в сети
Администрация
Аватара пользователя

Стаж: 6 лет 9 месяцев 14 дней
Сообщения: 6655
Возраст: 48
Андрей Андреевич, книги получил, спасибо огромное.
Сегодня отцу подарю одну.

_________________
Прорвёмся! (ツ) Изображение
Лучший способ не разочаровываться - это не очаровываться)))


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Сообщение Охотничьи страсти 23 май 2014, 20:00
#71 
Не в сети
Fishboatlive Club
Аватара пользователя

Автор темы
Стаж: 6 лет 6 месяцев 23 дня
Сообщения: 61
Возраст: 70
Хорошо что получил. Отцу привет!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Сообщение Охотничьи страсти 31 май 2014, 19:53
#72 
Не в сети
Fishboatlive Club
Аватара пользователя

Автор темы
Стаж: 6 лет 6 месяцев 23 дня
Сообщения: 61
Возраст: 70
БЛУДНИ

Изображение


*
Началось всё очень удачно. А как по другому, - и не выскажешь. Завезли как короля, на вертушке. Мешки, да коробки с продуктами, с бутором, без которого в тайге кранты, прямо у жилухи выкинули, - красота.
По ранешным временам всё на своём хребте тянуть в тайгу приходилось, все жилы надорвёшь, пока до места допрёшь. Наломаешься.

Бросил бригаду, - выделился. Удалось в хорошую жизнь впрыгнуть, как в отходящий, позвякивающий трамвай.
…Трое их было, в бригаде-то. И угодья не худые, будто-бы, а вот, пристрастились с первого года тырить соболей от начальства, так и пошло, не по-людски как-то. И деньги-то от ворованных соболей не впрок, не радовали. Паршивый мотик боялся купить, боялся, что у людей интерес возникнет, - где деньги взял. А и, правда, на то, что получал от законно добытого мотик не купить. Уж, на худой конец, велик.

Вот и получается. И деньги, вроде, есть, и не купишь ни черта. Из района, другой раз, кральку колбасы копчёной привезёшь, так ночами и ели, давились.

Мужикам сказал:
- В передовики пойду, надоело прятаться.

Молчали. Хмурились. Утром, уже встав на лыжи, старший обронил:

- Обмолвишься, - удавим.

Так и разошлись. Сдал тогда всех соболей. До единого. Жене пальто справил, новое, - драповое. Радости было…

С остальными передовиками в район возили, на совещание. Вымпел дали, грамоту. А вымпел красивый, такой же красный как те кумачи, что по стенам в большом зале. А по краю золотом вышит. И ещё надпись: ПЕРЕДОВИКУ ПРОИЗВОДСТВА. Тоже золотом.
Вот, теперь, - на вертолёте. Правда, до передовиков, пока далековато, просто наплёл директору, а он и повёлся. Участок добрый отдал, только, мало освоенный, всего одно зимовьё. Да ладно, если и дальше масть покатит…

… Кобелишка заворчал, будто недовольство, какое выражал, потянулся к тальниковым зарослям, что на другой стороне открывшейся чистинки, от зимовья рукой подать, растворился в кустах и заработал натурально. Старательно и размеренно забрехал, неторопливо, выговаривая каждый брех по слогам.

- Что ещё за новости.… Вчера даже шмотки не прибрал толком.
Впихал основное под крышу, чтобы дождик не замочил, а так всё кучей.

- Чего он там гавчет? Белку, что ли?

Глянул на небо,- его ещё ночью заволокло неприветливыми тучами, поротыми повдоль на неровные, нечистые лоскуты.

- Пойти надо, глянуть.
Официально охота начиналась ещё лишь через десять дней. Белка, если это она, конечно, не выходная, но кобелю, для азарта, не помешает. А пораньше забрасывают по нескольким причинам: вертолёт пока не на разрыв, погода ещё не раздурилась, а главное, в предгорьях быстрее зима приходит, быстрее соболь линьку заканчивает. Кто соображает, начинает его на несколько деньков пораньше промышлять. А эти денёчки, в начале зимы, ох как дороги. А ещё важны эти денёчки для того, чтобы мяска на долгую да лютую зимушку добыть. Аккурат в это время зверь переходит из лета в зиму, зная, где будет поменьше снега, туда и бредёт. Этим и пользуются знающие промысловики, караулят на переходах. А без мяса – труба, на тушенке не вытянуть, нет.

Хотел карабин размотать, освободить от брезентины, передумал. Взял «Белку». Это такое промысловое ружьё, облегчённого типа. Верхний ствол тозовочный, а нижний гладкий, 28-го калибра. При нужде можно и зверя пальнуть. Не карабин, конечно, но…

В оконце глянул, прислушался. Кобель бухал, неторопно, будто дома в ограде, когда к калитке чужой подходил.

- Чего придумал. Делать мне боле нечего.

Сунул в карман пачку тозовочных патрончиков, нераспечатанную, новенькую. Уже шагнул к двери, но вернулся. Пошуровал в рюкзаке, вытащил пару патронов для нижнего ствола, - пульных. Ещё в том году заряжал, - пойдут.

- Надо будет перезарядить как-то, чтобы не подвели в ответственный момент.

Вышел из зимовья, машинально сдёрнул с гвоздя куртёшку, напялил на ходу.
Пересекая чистотину, зарядил ружьё, пощёлкал предохранителем, - всё нормально, работает. Сунулся в кусты, на голос кобеля.

- Уже где-то близко…

*
Стал задирать голову поверх зарослей, стараясь разглядеть дерево, на которое лает собака.
Рядом раздался треск ломаемых веток, огромная черновина двинулась в одну сторону, здесь же обратно. Сквозь кусты обрисовался силуэт лося. Даже рога было видно, он ими покачивал по сторонам, отбиваясь от собаки, а скорее просто демонстрируя свою мощь. Никто на него не нападал. Кобель сидел недалеко, гавкал с ленцой, помахивал хвостом.

- …Твою мать… Гора мяса, рядом, на всю зиму. Дурак, хотел же карабин…

Торопливо перевёл флажок на нижний ствол, взвёл курок, стал выцеливать зверя. В голове бухало: «Патрон-то старый, может даже не прошлогодний, старый…»

Выстрел и, правда, прозвучал как-то не ровно, будто со ступенькой. Не то, чтобы двойной, но всё же растянутый. Было слышно, как пуля шлёпнула в тело могучего зверя, как хлёстко лопнула шкура. Лось вздыбился, разворачиваясь в противоположную сторону от замолкшей собаки, подкосился и рухнул всей массой, разваливая надвое тальниковый куст.

Довольнющая улыбка растянула рожу охотника. Кобель привстал, но к зверю не подходил, ворчал.
Видимо в агонии, лось перевернулся на брюхо, вскочил и, не разбирая дороги, натыкаясь на деревья, стал удаляться. Только треск сучьев подсказывал, в какую сторону он направляется.

- Врёшь, далеко после такого не уходят.

Не торопясь, двинулся по следу. Чуть накрапывал дождь.

Шарахаясь из стороны в сторону, лось широко шагал по косогору, вздыбливая слежавшиеся листья, оставляя тем самым довольно приметный след. Кроме этого, с левой стороны от следа легко замечались крупные капли крови. Кровь имела тёмный цвет.

- Мой! Ещё чуть и завалишься. Это мы не раз проходили.

Но зверь упорно шагал. Всё ниже, под косогор.

- Тормознуть надо, пусть ляжет.

Хорошо раненый зверь, если ложился отдохнуть, уже не поднимался, - как правило. И охотники часто пользовались такой уловкой, любезно предоставляя страдающему животному отдых.

- Блин! Ни сигарет, ни спичек! Охотник сраный! Одно оправдание, что выскочил на пять минут, - бельчонку стрельнуть, кобеля порадовать.

Дождь зарядил, будто бы, всерьёз. Лёгкая куртёшка уже промокла, сидеть на скользкой мокрой колоде, без сигареты… Охотник встал, поёжился, потоптался на месте. Кобель, не понимая происходящего, преданно заглядывал в глаза хозяина, чуть шевелил мокрым, понурым хвостом. Полуулыбка застыла на его морде.
Может, более плотная туча набежала, а может, уже вечер наваливался на тайгу. В лесу быстро темнеет.

- Пойдём, наверное, уже окочурился.

Охотник перехватил половчее ружьё и споро двинулся по следу зверя. Кобель, с оттяжкой встряхнул шубой, отчего веером разлетелись брызги и с шумом обрушились на лежалые листья. Будто даже радостно двинулся за хозяином, но только за ним, след раненого зверя, запах крови его не интересовал.

Лось действительно лежал, чуть в стороне от основного направления, под распустившимися лапами пихты. Заслышав торопливые шаги преследователей, он с трудом поднялся, - не успел ещё залежаться, - сделал несколько размашистых, быстрых, но неуверенных шагов.

Охотник выстрелил навскидку, уловив движение в тёмном подлеске. Потом долго топтался, ходил кругами, пока не обнаружил свежую дырку в стволе молодой ели и не понял, что это его пуля. Выходного отверстия не было.
Выматерился по полной!

- Что было не взять патронов?.. Теперь с одной тозовкой.

Ещё попытался двигаться по следу, но тут же сбился, потерял.

- Ладно, пока совсем не затемняли, - двигаем к зимовью. Затёски буду делать, - завтра пораньше поднимемся, - достанем, не должен прокиснуть.

Кобель внимательно выслушал, явно согласился и, коротко обогнув хозяина, снова пристроился идти сзади. Дождь усилился и теперь уже лил, как из ведра.
Охотник хлопнул себя по бедру, - достать нож, чтобы делать затёски, - ножны болтались пустые.

- Это что творится-то? Что это?!

Заломил молоденькую пихтушку и двинулся в обратный путь, с трудом разбирая следы, по которым только что пришёл. Здесь же понял, что затея пуста. Навалившаяся темнота и проливной дождь напрочь уничтожили обратную дорогу.

- Ладно, пойдём напрямую, - вверх по косогору.

Но косогора нигде не было. Он ещё шёл, время от времени заламывая молодые деревца, но вскоре понял, - ночью он не найдёт зимовьё.

- Иди вперёд, я за тобой!

Но кобель только виновато улыбался, чуть заметно повиливал хвостом.

- Что ты мне рожу корчишь?! Пошёл вперёд!

Намахнулся на собаку. Тот, не понимая происходящего, чуть посторонился, посерьёзнел, хвост опустил ниже.

- Твою мать, повезёт же…

Подыскивая место, где можно переждать дождь, поскользнулся на мокрой валёжине и на неё же хряснулся. Кажется, слышал, как лопнуло ребро. Боль пронзила дикая.
- О-о-о!

Кобель шарахнулся в сторону, поглядывал на корчащегося хозяина из-за толстого кедра. Одни глаза чуть блестели в темноте. Ночь выпала на тайгу с пронизывающим, холодным дождём.
Ночь…

* * *

*
Когда бригадой охотились, договорённость была железная: хоть ночь, хоть конец света, а если напарник ко времени не вернулся, - иди искать.

Правда, не случилось. Один раз только, старый оступился, подвернул ногу. Так рядом были, доволокли его до жилухи. Отлежался с неделю, может чуть больше, и опять тайгу топтать. Пожалуй, самое скверное происшествие было, за все пять лет.

- А тут, не успел охоту начать, самостоятельно, уже под колодой ночь коротать, ещё и вздохнуть нет мочи.

Разгрёб листья, старую хвою, даже землю раскопал пятернёй, до корней дерева, сунулся туда, втиснулся и нагорнул на себя, как мог, только что раскорчёванную прель. Дышать было трудно, - ребро болело, всего трясло от холода и сырости.

…Два года всего и прошло-то, как поженились, а он, ни с чего, и блуданул. И тверёзый был, ни грамульки, а вот на тебе: не устоял. Да особо-то и не сопротивлялся, даже, как бы наоборот. Это уж потом, в оправдание себе, придумал, будто его соблазнили. И убедил себя, поверил даже. Сам себе и поверил. А на самом-то деле никто его не соблазнял, само получилось. Как-то неуклюже, ненужно, с самого начала стыдно, отвернуться хочется.

Жена-то так и не прознала. Однако не прознала…

Он тогда суетился весь день, хватался за дела разные, которые и ненадобны вовсе, не знал, куда себя деть, куда глаза спрятать.

- Тьфу ты, мать твою… да хоть бы стоило того!

А она, как назло, - ластится, льнёт весь день, увивается, что лиана вокруг опоры. И всё с поцелуйками. То просто дотронется, до руки, до лица.

- Провалиться на месте!

А к вечеру загрустила чего-то, с лица спала. Уж день прошёл, загрустила. Спать легли, снова прильнула, пальцы свои тонкие, точёные, положила на усы, на губы, будто боялась, что муж какое слово ненужное обронит. Прошептала:

- Если изменишь когда, - блудить тебе, по твоей тайге, блудить, не выбраться.

Отвернулась к стенке и, толи всхлипнула, толи так вздохнула. А он лежал ни живой, ни мёртвый, дышать боялся. Не мог определить: знает, или просто чувствует.
И что это было? Заговор, что ли? А измена, которая уже была, ещё до заговора, она считается?..

Сколько лет прошло, а он ту ночь, те пальцы на губах до селе помнит, как наяву. Первые годы и в тайгу всё с напарниками таскался, - засело в башке: «блудить, не выбраться».

Со временем поостыло, заросло. Один ломать тайгу стал, думать забыл о том страхе своём.

А теперь вот, лёжа под огромным кедром, засыпанный перепревшими листьями и другим лесным хламом, упираясь взглядом в беспросветное мокрое небо, вспомнил. Вспомнил те слова, произнесённые тихим шёпотом, вспомнил, как она отвернулась и всхлипнула…

- Точно, она тогда всхлипнула. Чувствовала она…

Утро никак не наступало. Дождь, то стихал, тогда с веток падали огромные холодные капли, то принимался снова, капли были мелкие, но их становилось много. Под спиной и… ниже, стало тепло. Сыро и тепло. Шевелиться не хотелось.

Кажется, дремал. Наверное, забывался. Правда, руку, левую, держал на рёбрах, постоянно держал. Там образовалась шишка.

- Точно сломал ребро, раззява. Придётся несколько дней отлёживаться на нарах. Перетянуть чем-то потуже, и лежать. В тепле.

Наконец проступила серость. Из едва моросящего дождя вышагнули, приблизились деревья. Могучие кедры обступили охотника и, будто, дивились его ночуйке, едва покачивали великими кронами-головами.

Выбравшись из под кучи мокрого хлама, встретился глазами с собакой. Кобель, свернувшись клубком в развилке корней, прекрасно провёл ночь, подниматься не спешил.

Покрепче прижав руку к рёбрам, закинул ружьё на плечо, шагнул к дому, к зимовью.

- Откуда кедрач-то взялся? Вчера одни ели, да пихты торчали. Куда идти-то?..

Кобель, видя, что хозяин решительно сделал несколько шагов, поднялся, глубоко потянулся, выгнув спину. Даже не стряхнув с шерсти воду, двинулся следом. Но хозяин тут же остановился и стал озираться по сторонам, выискивая вчерашние заломы. Он же вчера заламывал деревца, когда шёл к зимовью.

- Хоть бы направление найти.

Снова и снова кружил вокруг кедра, под которым провёл ночь, но заломыша так и не нашёл. Косогора, по которому вчера бежал за зверем, тоже не было. Присел на валёжину.

По небу тащило, раздирало в клочья низкие облака. Время от времени принимался нудный, похожий на водяную пыль, дождик.

- Похоже, надо ждать, когда растащит. Без солнышка – труба.

Стал вспоминать схему, которую нарисовал охотовед. Нарисовал на тетрадном листке, сказал при этом:

- Ты не первый год в тайге, сам всё поймёшь, разберешься. Площадка рядом с зимовьём, там тебя и высадим. А дальше сам.

Но схемку всёже набросал. Весь участок на листочке уместился.

- По краям, вроде, ручьи, или речушки.

Зимовьё получилось в нижней части. Охотовед его зачеркал и нарисовал повыше.
Листок с той схемой спокойно теперь лежал где-то в буторе, в том самом зимовье, которое было нарисовано дважды.

Дождь разошёлся, сидеть в этой холодной мокрети и ждать солнышка, - не было сил. Снова встал, огляделся, пошёл. Старался чаще заламывать ветки, держал направление, постоянно оглядываясь на свои заломы. Кобель неторопливо тащился следом и тоже оглядывался.

Кедрач стал мельчать, всё чаще встречались ели. Потом и ели стали густыми, но чахлыми. Началась, видимо, какая-то пойма. Сплошные, непроходимые заросли различных кустарников сделали невозможным прямолинейное движение. Да и заломы делать в таких условиях не имело смысла.

Ужасно болели рёбра, а навалившийся кашель делал эту боль невыносимой. С трудом продирался вперёд, надеясь выйти к реке. Хотя бы к ручью. Под ногами начало хлюпать, а чахлые лиственницы и замшелые, замухрышистые ёлки указывали на то, что начинается болото.

Долго сидел на какой-то кочке, привалившись спиной к полусгнившей, но так и не упавшей деревинке. За ворот, стекала дождевая вода. Уже не обращал на это внимание. Где-то со спины перепорхнул рябчик.
Медленно развернулся, прилаживая одной рукой ружьё. После выстрела, серый комочек даже не дрогнул, - легко упал на сырую, пожухлую траву.

Кобель, было, кинулся, но резкий окрик остановил его на полпути.
Сдёрнув шкурку вместе с перьями, переломил тушку пополам и легко вытряхнул внутренности. Кинул их собаке. Посидел, разглядывая розоватое мясо и, с какой-то брезгливостью, вгрызся в ещё тёплую грудку.

Когда выбрался, выпутался из плотного кустарника, опоясывающего болото, заметил, что наваливаются густые сумерки. Даже не сумерки, просто опустилась ночь, вместе с усилившимся дождём.

Чуть скошенные строчки падающей с небес воды, стали заметнее, будто просветлились. С грустью отметил, что к дождю приплёлся мокрый снег.

Снова копал, драл ногтями углубление в каком-то подвернувшемся бугорке-возвышении. Таскал туда волглую траву. Кашель раздирал больную грудь, наводил на дурные мысли.

- Если это был заговор.… Нет, не может быть, столько лет прошло, - любой заговор силу потеряет. Да и не могла она, просто от отчаянья…

Ночью снег пересилил. С рассветом тайга выбелилась, прибралась в наряд, что тебе невеста.

Любил охотник первые снега в тайге, - начало промысла. Ждёшь этих денёчков чуть не год. Как первый раз на снежок глянешь, вывалившись поутру из зимовья, рожа сама, неудержно в улыбке расплывается. Так потом с этой улыбкой и пластаешься весь день, или хоть до обеда, покуда не растает снежок. Не крепок первый снег, быстро сходит, плавится от совсем не приметного тепла.

А тут, из так и не раскрывшегося неба, снова заморосило.
За ночь окоченел до невозможности. Ног не чувствовал.
За кобелём кинулся впопыхах, не то что спички и нож не схватил, так и на ногах были резиновые сапоги с тонким носочком.
Вытащил из под себя траву, что вчера наготовил, свернул какое-то подобие стелек, сунул в сапоги. Будто бы стало получше, ноги согрелись. Но самого трясло от озноба так, что зубы чокали.
Кобель поднялся, уверенно и упруго встряхнул шубой, сбивая налипший за ночь снег. Сладко позевнул и потянулся. Сел напротив:

- Ну, что, хозяин, кормить скоро будешь?

*
Охотник снова озирался по сторонам, заглядывал в просветы между деревьями. Даже пытался найти какой-то мох на одной стороне дерева:

- Придумают же. Мох растёт не там где север, а там, где сыро, где солнышко не мешает. Вот и получается, - где болото, с той стороны и мох. Север. А зачем он мне, если я всё равно не знаю, в какой стороне зимовьё!

Забрался под пониклую ель, - всё меньше капает за ворот. Стащил с себя армейский ремень, подобрал плоский камень, примерился и начал методично, медленно затачивать пряжку.

На изготовление примитивного ножа ушло прилично времени. Наконец, работа была закончена, пряжка с одного края приобрела нужную остроту.
Кобель где-то рядом гонял по кустам и молодому ельнику перепархивающих рябчиков. Он ещё вчера, не послушавшись хозяина, утащил одного подстреленного и громко хрустел косточками, уминая птицу вместе с перьями.

Громкий посвист вернул собаку к действительности, он нехотя подошёл к хозяину, продолжая оглядываться на ельник, где укрылась стайка птиц. Даже не видел, как охотник поднял ружьё.

Мягкий шлепок выстрела опрокинул кобеля на таёжную подстилку, на жухлую траву, прибитую остатками ночного снега. Дёрнувшись пару раз, он затих у ног хозяина.
Подождав минут десять, охотник принялся свежевать добычу.

Пряжка оказалась плохим ножом, её то и дело приходилось поправлять камнем. Однако, дело спорилось и вскоре кобель был раздет наголо, а потом и вовсе, подвешен за заднюю ногу на сучок подвернувшейся берёзки и выпотрошен.

Шкура, из-за чего и поплатился её хозяин жизнью, приобрела две дырки, для рук, и превратилась в душегрейку. Стало значительно теплее.

Остаток дня ушёл на обустройство ночуйки. Соорудил какое-то подобие шалаша, натаскал внутрь побольше травы, наломал ветвей ёлки и устроил хоть примитивную крышу. Дождь почти не попадал внутрь.
Всё время поглядывал на остывшую тушку мяса, хотелось есть.

Ночь была ветреная. Скрипели деревья, сыпал дождь, вперемешку со снегом, где-то недалеко со стоном, с каким-то скрежетом, рухнула огромная сушина, расколовшись на несколько частей. Так хряснулась, что земля дрогнула, весь сон слетел.

- А ведь и, правда, по краям листочка были какие-то кривые линии. Это речушки, видимо. А бегут они с гор. Значит, вверху листочка горы. А верх любой карты, - это Север. Так что на Север мне не нужно, - гор от зимовья не было видно.

Утро встретило сыростью, хмурыми, рваными облаками. Дождя не было, но сырость сохранялась во всём, особенно в воздухе. Дышать было тяжело, но кашель поутих, видно шкура сделала своё дело.
Сходил к тому месту, где ночью упала сушина. Это был огромный, высохший на корню кедр. Он развалился на множество частей, превратившись в гору прекрасных дров.

- Время есть, надо пробовать.

Устроившись поудобнее, вырезал в сухом изломе дерева, углубление. Настругал пряжкой тонких, воздушных стружек, туда же добавил смолистых щепочек. Разрядил три патрончика и высыпал порох в приготовленную смесь.
Распорол плечо на своей видавшей виды куртке и выдрал небольшой клочок ваты.
Снова выломил пульки из двух патрончиков, порох ссыпал в один патрон, заткнул ватным шариком. Придерживая стружки рукой, сунул в середину ствол тозовки и выстрелил.
Даже хлопка не получилось, просто какое-то шипение, и вдруг всё вспыхнуло. Это порох воспламенился. Здесь же пламя осело, но стружки уже занялись, загорелись. Зачадили смолистые щепочки.

- Чёрт возьми! Это так легко? Первый раз в жизни, и сразу получилось, это не спроста. Не спроста. Значит, будет удача, будет.

* * *

Вскоре на всю тайгу запахло жареным мясом, вкусно запахло, аппетитно.

Впервые, за время блуждания по тайге, хорошо выспался. Во первых, наелся до отвала, согрелся у огня, просушил всю одежду. И главное: появилась явная надежда на то, что всё закончится хорошо.

- А ведь там и, правда, было болото! Охотовед же говорил, тыкая ручкой в листок: «здесь верховое болото». На листочке ещё отметины остались. Мне тогда показалось забавным: верховое болото. Это из него должен вытекать ключ, на котором стоит зимовьё!

Сопоставляя вспомнившуюся схему участка со своими заключениями, пришёл к выводу, что идти надо вокруг болота, только, как раз, в противоположную сторону. Но, пока не прекратится непогодь, решил никуда не ходить, - отсидеться у костра.

Дождь, перемежаясь со снегом, сыпал ещё трое суток. Даже если и не сыпал, небо было наглухо задёрнуто плотными шторами неприветливых туч.

- Первым делом чайник закипячу, когда вернусь. Покрепче.

Ночью ещё, стихла тайга, угомонился разбойник ветер, приморозило. Подкладывая дров в костёр, заметил, что на небе поблёскивают звёзды.

- Дождался!

Утро, яркое, солнечное, морозное, несколько озадачило: солнышко поднималось совсем не с той стороны. Пришлось ещё долго сидеть у костра, усилием воли переворачивать в голове сложившуюся картинку, прокладывать в уме новый маршрут.
Наконец, сунув за пазуху остатки крепко подмороженного мяса, охотник определил направление и двинулся почти на Юг, следя за тем, чтобы солнышко светило в левое ухо.

Ночной мороз крепко сковал накопившийся за эти дни снежок, и теперь, резиновые сапоги с усилием пробивали ледяную корку.
Отмахав приличное расстояние, охотник заметил, что начинается тот самый, дубоватый кедрач. Он не стал в него углубляться, а пошёл по грани, между кедрачом и болотистым ельником. Теперь уже солнышко светило прямо в лицо.

- А вот и косогор!

Он ускорил шаг и уже через несколько сотен метров выскочил на прогал, на ту самую чистотину, за которой кобель лаял зверя. На другой стороне сиротливо стояло зимовьё.

- С недельку отлежусь, дней пять, и начну капкашки растаскивать. Рябчик в тайге есть, - приманка будет добрая. А мужикам ничего рассказывать не надо, даже по пьяни. И жене. Особенно жене, зачем волновать.
Изображение

А. Томилов. 2010


Перейти к СОДЕРЖАНИЮ


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Сообщение Охотничьи страсти 02 июн 2014, 15:34
#73 
Не в сети
Fishboatlive Club
Аватара пользователя

Стаж: 6 лет 9 месяцев 13 дней
Сообщения: 5636
Возраст: 55
Доброго времени. Книгу получил. Большое спасибо.

Пока читаю что тут написано. Все рассказы поучительны. Из разряда как нельзя делать. Думаю может кому то и полезны будут не только как интересные рассказы ,но и помогут избежать необдуманных действий.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Сообщение Охотничьи страсти 02 июн 2014, 22:27
#74 
Не в сети
Активный пользователь

Стаж: 6 лет 9 месяцев 13 дней
Сообщения: 5100
Возраст: 45
Андреич,я посылку получил.Спасибо огромное.


Фотографии и вложения доступны только зарегистрированным пользователям.

_________________
Волка ноги кормят.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Сообщение Охотничьи страсти 03 июн 2014, 09:06
#75 
Не в сети
Fishboatlive Club
Аватара пользователя

Стаж: 6 лет 9 месяцев 6 дней
Сообщения: 957
Возраст: 65
Хорошо, что хорошо кончается!
Верный пес жизнь отдал за хозяина.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Сообщение Охотничьи страсти 03 июн 2014, 10:39
#76 
Не в сети
Fishboatlive Club
Аватара пользователя

Стаж: 6 лет 9 месяцев 13 дней
Сообщения: 5636
Возраст: 55
karat писал(а):

Хорошо, что хорошо кончается!
Верный пес жизнь отдал за хозяина.

Не знаю. Я бы ,скорее. не смог бы своего пристрелить. :( Когда пришлось уехать ,ночами не спал . Больше года мучился,что я его предал. Да и сейчас когда вспомнишь......... :( :(


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Сообщение Охотничьи страсти 03 июн 2014, 10:50
#77 
Не в сети
Fishboatlive Club
Аватара пользователя

Стаж: 6 лет 9 месяцев 6 дней
Сообщения: 957
Возраст: 65
А загнуться в тайге вместе с собакой? Здесь или-или. Тяжело.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Сообщение Охотничьи страсти 03 июн 2014, 11:46
#78 
Не в сети
Fishboatlive Club
Аватара пользователя

Стаж: 6 лет 9 месяцев 13 дней
Сообщения: 5636
Возраст: 55
karat писал(а):

А загнуться в тайге вместе с собакой? Здесь или-или. Тяжело.

Конечно,логика есть. Только здесь,думаю выдумано. Если у него хватило сил на обработку собаки. то с костром который он на раз сделал ( но не в первый день :? ) проблема было бы решена. А шкура не спасёт так. Да и собака скорее не его ,либо не любил изначально. От хозяина собака дичь не есть. Таких не держат.

Добавлено спустя 3 минуты 17 секунд:
Хотя часто бывает. Человеческая глупость отнимает чью то жизнь.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Сообщение Охотничьи страсти 03 июн 2014, 12:22
#79 
Не в сети
Fishboatlive Club
Аватара пользователя

Стаж: 6 лет 9 месяцев 6 дней
Сообщения: 957
Возраст: 65
До сих пор все рассказы были не выдуманные... , поэтому в названии книги слово - "страсти".


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Сообщение Охотничьи страсти 03 июн 2014, 13:01
#80 
Не в сети
Fishboatlive Club
Аватара пользователя

Стаж: 6 лет 9 месяцев 13 дней
Сообщения: 5636
Возраст: 55
karat писал(а):

До сих пор все рассказы были не выдуманные... , поэтому в названии книги слово - "страсти".

Да всякое бывает. Просто обидно,вроде таёжник и создал ситуацию что свою собаку убрал. Может просто за деньгами бегал? Есть и такие. Поэтому и пишу что кому то они ( рассказы) будут поучительны.
Собаки особенно для одиночек это не просто орудие добычи, а как брат,напарник, тот с кем можно поговорить,душу отвести и тот кто не предаст.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 97 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5  След.

Как правильно цитировать  |  Как вставить изображение  |  Как вставить видео
   Похожие темы   Добавил   Ответы   Просмотры   Последнее сообщение 
Аватара пользователя Таежные охотничьи приключения

в форуме Прочее

дважды Андрей

1

553

Аватара пользователя

14 апр 2019, 16:10

дважды Андрей Перейти к последнему сообщению

Аватара пользователя Продам охотничьи лыжи ЙЕТИ (Поскряков)

в форуме Товары для охоты

Николай

4

496

Аватара пользователя

18 окт 2018, 20:30

ТОФАЛАР Перейти к последнему сообщению


Часовой пояс: UTC + 4 часа




Кто сейчас на форуме

Сейчас эту тему просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron
Мобильный вид Обратная связь с администрацией