Информационная поддержка проекта catfishing.ru

FishBoatLive - План мероприятий на 2020 год:
Открытие водномоторного сезона на Малуксе. Кольцевая гонка. - 23.05.2020.
Ладожский марафон - Ладога, Санкт Петербург - 29.05.2020 - 01.06.2020.
Ладожская кругосветка - Ладога, Санкт Петербург - 05.07.2020 - 20.07.2020.
Маршрутная гонка - Маршрутная гонка. Финский залив. - 08.08.2020.
Закрытие водномоторного сезона на Малуксе - Кольцевая гонка - 10.10.2020
Текущее время: 25 сен 2020, 14:24

Часовой пояс: UTC + 4 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 97 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5  След.
{ VISITS } Просмотры: 44543  Добавили в закладки Добавили в закладки: 1  Подписчиков Подписчиков: 0 
Добавили в закладки: Вова 81
Добавил Сообщение
 Сообщение Охотничьи страсти 28 мар 2014, 12:31
#41 
Не в сети
Fishboatlive Club
Аватара пользователя

Автор темы
Стаж: 6 лет 6 месяцев 23 дня
Сообщения: 61
Возраст: 70
ТОФАЛАР писал(а):

Виталий05 писал(а):

Под крестом он наверное кушку имеет ввиду
.

Крест у нас такой.
Изображение 009.jpgИзображение 010.jpg

При отсутствии можно взять небольшую пихтушку. За вершинку привязать и ветки как парус работают.
Принцип главное что бы тянуло,но и не проносило.

Александр, - молодец! всё даже нарисовал. Всё правильно. Да, я смотрю, здесь все в курсе, как не остаться голодным на зиму. ^:^ ^:^


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Теги
Охотничьи страсти, Андрей Томилов, рассказы об охоте и промысле
 Сообщение Охотничьи страсти 28 мар 2014, 12:40
#42 
Не в сети
Fishboatlive Club
Аватара пользователя

Стаж: 6 лет 9 месяцев 6 дней
Сообщения: 957
Возраст: 65
ТОФАЛАР писал(а):

... Крест у нас такой...

Ну тогда уж и размеры креста и досок! Длина и высота сети. Идти за крестом в кильватерном строю, или пеленгом?
У нас есть и другие реки и речушки. Но это так сказать "история рыболовства-браконьерства". (а знать надо)


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Сообщение Охотничьи страсти 28 мар 2014, 12:50
#43 
Не в сети
Fishboatlive Club
Аватара пользователя

Стаж: 6 лет 9 месяцев 13 дней
Сообщения: 5636
Возраст: 55
karat писал(а):

ТОФАЛАР писал(а):

... Крест у нас такой...

Ну тогда уж и размеры креста и досок! Длина и высота сети. Идти за крестом в кильватерном строю, или пеленгом?
У нас есть и другие реки и речушки. Но это так сказать "история рыболовства-браконьерства". (а знать надо)

Ну не совсем браконьерство. Охотнику летом давался план по рыбе. И на своём участке он это ловил. Просто сеть должна быть соответствующей.
За крестом в кильватере. Чуть можно подогнуть метра 3-4. А размеры.... Большая сеть бороздовая и крест побольне. Береговушка и крест поменьше. При нормальной воде на Бирюсе доски длинной примерно1-1.3 м шириной 20-30см. из 20-30 толщины. Остальное подгоняется утяжелить (сверху груз что бы больше топило) облегчить - обрубить крылья.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Сообщение Охотничьи страсти 28 мар 2014, 14:16
#44 
Не в сети
Активный пользователь

Стаж: 6 лет 9 месяцев 13 дней
Сообщения: 5100
Возраст: 45
ТОФАЛАР писал(а):

karat писал(а):

ТОФАЛАР писал(а):

... Крест у нас такой...

А на Оби сеть ставят поперек реки и пускают по течению (сеть шла поперек реки). Мы выставляли, а спми на моторе уходили на Андру, там на бережку на блесну щурят ловили и выбрасывали обратно. Когда завидели приближение сети, погнали снимать.

Поперёк это и зацепы и будет натяжка. При натяжке сети вся рыба вываливается. Остаётся только то что уже мёртво заячеилась. У нас течение сильное,поперёк и закрутит как попало. Просто немного конец к рукам загибают. А так идёшь,шестом постукиваешь,отпугиваешь рыбу от берега.
Б большую воду (бобр тоже писал) вода как молоко мутная. Прёт. Рыба вся у берега по кустам. Вот прямо днём рядам с кустами бросаешь тонь. И летишь сломя голову.Толи поймаешь,толь сети перервёшь. :D

Саша,могу поспорить,с тех плавных что я продавал в свое время рыба не вываливается.К примеру на стену 3 метра 60мм частика вязал рыжак(охань) 360 мм,поплавок через три огнивы на четвертую.Усадка двойная и на стену кидал 5.5 метров частика.Плюс 5 кг свинца деленного на равный вес под каждую балберу.Выгребает все.От клиентов отбоя не было.Посадку делал по типу бакинки(рыжак на ножку вязал) что бы играло и узел не был жестким.При такой посадке на выпуске дель за узлы не цепляется.Плавная стандарт 25 м.

_________________
Волка ноги кормят.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Сообщение Охотничьи страсти 28 мар 2014, 14:50
#45 
Не в сети
Fishboatlive Club
Аватара пользователя

Стаж: 6 лет 9 месяцев 13 дней
Сообщения: 5636
Возраст: 55
Не до конца понял твою терминологию. Но если посадка как у поставной даже чуть потянул и рыбы нет. А в нормальную (посадка минимум в два раза и верх короче низа % на10) сидят. Но если у тебя низ за камень зацеп плюс крест тянет лопатами шлёпает.Всё повылетает.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Сообщение Охотничьи страсти 28 мар 2014, 15:11
#46 
Не в сети
Активный пользователь

Стаж: 6 лет 9 месяцев 13 дней
Сообщения: 5100
Возраст: 45
ТОФАЛАР писал(а):

Не до конца понял твою терминологию. Но если посадка как у поставной даже чуть потянул и рыбы нет. А в нормальную (посадка минимум в два раза и верх короче низа % на10) сидят. Но если у тебя низ за камень зацеп плюс крест тянет лопатами шлёпает.Всё повылетает.

Саша,карман просто вдоль рыжака ложит с рыбой.

_________________
Волка ноги кормят.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Сообщение Охотничьи страсти 28 мар 2014, 15:21
#47 
Не в сети
Fishboatlive Club
Аватара пользователя

Стаж: 6 лет 9 месяцев 13 дней
Сообщения: 5636
Возраст: 55
Виталий05 писал(а):

Саша,карман просто вдоль рыжака ложит с рыбой.

Когда в одном кошеле(у нас так называют если я правильно твой карман понял) то да .А если 10 и более. Один вытянулся на остальные нехватает.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Сообщение Охотничьи страсти 28 мар 2014, 15:25
#48 
Не в сети
Активный пользователь

Стаж: 6 лет 9 месяцев 13 дней
Сообщения: 5100
Возраст: 45
ТОФАЛАР писал(а):

Виталий05 писал(а):

Саша,карман просто вдоль рыжака ложит с рыбой.

Когда в одном кошеле(у нас так называют если я правильно твой карман понял) то да .А если 10 и более. Один вытянулся на остальные нехватает.

Для этого усадка,а кошелей там валом)))У Вас видимо иначе собирают.
С одного плава можно уазика забить и ничего не вывалится.

_________________
Волка ноги кормят.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Сообщение Охотничьи страсти 28 мар 2014, 16:58
#49 
Не в сети
Fishboatlive Club
Аватара пользователя

Автор темы
Стаж: 6 лет 6 месяцев 23 дня
Сообщения: 61
Возраст: 70
karat писал(а):

ТОФАЛАР писал(а):

... Рыба вся у берега по кустам. Вот прямо днём рядам с кустами бросаешь тонь...

Александр спасибо за науку, но я писал про сеть в три провяза. 1 провяз 75метров, три провяза 3*75+225 метров. Ты опять выше две моих фотки посмотри, там матушка Обь километра два шириной. Вот по середине реки и сплавляют десятилетиями в одном месте, на прямом не закоряженом отрезке. Потому и очередь, ну и рыбнадзор.
Ну ладно пообщались благодаря Андреичу. Кстати он на Оби тоже вроде бывал.
А где сам Андреич с новым рассказом?

Так не каждый же день новый рассказ...


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Сообщение Охотничьи страсти 28 мар 2014, 17:01
#50 
Не в сети
Администрация
Аватара пользователя

Стаж: 6 лет 9 месяцев 14 дней
Сообщения: 6655
Возраст: 48
дважды Андрей писал(а):

Так не каждый же день новый рассказ...

Андрей Андреевич, я тоже разделяю эту точку зрения, спешить не нужно, тем более интерес к теме только нарастает :good: .

_________________
Прорвёмся! (ツ) Изображение
Лучший способ не разочаровываться - это не очаровываться)))


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Сообщение Охотничьи страсти 28 мар 2014, 17:05
#51 
Не в сети
Fishboatlive Club
Аватара пользователя

Автор темы
Стаж: 6 лет 6 месяцев 23 дня
Сообщения: 61
Возраст: 70
ТОФАЛАР писал(а):

Виталий05 писал(а):

Саша,карман просто вдоль рыжака ложит с рыбой.

Когда в одном кошеле(у нас так называют если я правильно твой карман понял) то да .А если 10 и более. Один вытянулся на остальные нехватает.

Говоря о "рыжаке", он имеет ввиду ряж. Говорит о трёхстенке. Там действительно образуются карманы, которые при зацепах всётаки не выпускают рыбу, - карман вытягивается вдоль ряжа.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Сообщение Охотничьи страсти 28 мар 2014, 18:00
#52 
Не в сети
Активный пользователь

Стаж: 6 лет 9 месяцев 13 дней
Сообщения: 5100
Возраст: 45
Да,это одно и тоже,просто у всех названия разные.У нас к примеру накидку не только кидают,но еще и плавают ею по каналам до 15 м..Я делал для этого 20 метров в диаметре.Ей в мае неплохо,когда сазан идет.А кидать одно удовольствие.

_________________
Волка ноги кормят.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Сообщение Охотничьи страсти 02 апр 2014, 16:06
#53 
Не в сети
Fishboatlive Club
Аватара пользователя

Автор темы
Стаж: 6 лет 6 месяцев 23 дня
Сообщения: 61
Возраст: 70
Камышовый рай


Изображение


*
Ах, как пахнет копна сена. Дурманно пахнет!
Это ночной дождь, это он придал особый вкус и аромат сену. Ах, - какой запах!

Колян вытащил пучок сена и уселся на него, а я просто приткнулся к копёшке спиной и теперь постоянно съезжаю, скатываюсь по скользкому сену. Вставать, устраивать себе сидьбу, не хочется. Не хочется шараханьем нарушать покой, нарушать сложившееся состояние.

На дальнем плёсе призывно кричит утка. Она делает лишь малые перерывы и снова кричит. Звук такой чёткий, такой резкий. Это оттого, что заря слишком тихая. Да, да, - бывает такое: заря прозрачная, до такой степени, что можно без труда разглядеть берёзу, разбитую молнией. А ведь она находится на опушке дальнего леса.
Воздух вечерний, будто застыл, в ожидании чуда.
И тишина. Звенящая тишина.

А утка всё крячет, всё крячет призывно. И ни единого звука более. Мы тоже молчим, боясь нарушить это волшебное состояние природы.

Ах, как пахнет сено…

Болото, что перед нами, называется Болдушино. Огромное болото, расплескалось зарослями непролазного камыша между берёзовыми, да осиновыми лесами Зауралья. Камыши, порой, превышают два человеческих роста. Дивные заросли.

По весне, где-то далеко в середине болота кричат, а порой и взлетают гуси. Сделают два, три круга, и снова опускаются за стену камыша. Умолкают.
И утки перелетают с места на место. Видно, что им там раздолье.

Да, уж, там раздолье. Там их никто не беспокоит.

Мы с Коляном давно на это болото глаз положили. Да всё не можем решиться. Приедем, посидим зорьку на берегу, планы построим, как покорять просторы будем, и домой.
Казалось, всё обдумали, обсудили, решили. И на берёзы уже не один раз залезали, пытаясь разглядеть те дальние, заветные плёсы. Наметили, какие продукты возьмём, сколько. Решили, что ружьё пока одно потащим, - для разведки обойдёмся. Верёвку. Шесты.
Спички, туго-натуго в целлофан упаковали и каждый себе на шею привязал.

*
Воображение рисовало немыслимые картины, какие откроются нам, когда мы преодолеем эту безбрежную стену камыша. Думалось, что там может быть и остров. Ведь куда-то же идут глубокие тропы, пробитые в камышах табунками косуль. Не могут же они постоянно находиться на зыбкой лабзе. Нет, там наверняка есть остров.
Пусть он пологий, пусть не очень большой, но это будет наш, только наш остров.

И плёсы, такие красивые утиные плёсы. И гуси их часто посещают. Вот где у нас будет настоящая охота. Вот где будет глухомань, покорившаяся только нам. Как здорово! Как нам будут завидовать.

Пока собирались, пока думали, да рядили, - уже и середина сентября. А в сентябре наше дело подневольное, - школа. Ничего не поделаешь, придётся обернуться одним днём.
Прикинув все плюсы и минусы, мы решили, что вполне обернёмся за день. Даже лучше, - не нужно тащить с собой много продуктов. Взяли по куску хлеба и луковицу, одну на двоих.
Спички есть, что добудем, - поджарим на костре.

Чтобы не заблудиться в камышах, чётко определили для себя, что солнышко ходит с той стороны, где лесная дорога, - туда и выходить. Это на крайний случай.

Ещё с вечера предупредили домашних, что завтра мы на весь день на охоту. Такое и раньше бывало, а потому домашние отнеслись к сообщению спокойно.

С рассветом были у Болдушино, слушали озабоченный шелест густых камышей. Утренний ветерок не предвещал хорошей погоды, но мы не хотели в это верить, и сделали вид, что просто не заметили, ни ветра, ни набегающих с запада плотных, свинцовых туч.

Своё ружьё я спрятал под копну сена. Колян туда же сунул свою куртку, чтобы легче шагалось. Шест был только у меня, - решили, что хватит одного. Верёвку Колян обмотал вокруг пояса, - она не очень длинная, корову на ней водили к ветеринару. Да, скорее всего, она и не пригодится нам. Так, для важности.

Ещё раз, посмотрев друг на друга оценивающе, мы двинулись в камыши.

Болдушино, как и все другие болота, по краям имело небольшие плёски и редники. Перебрести эти плёски не представлялось возможным, так как были они глубоки. Лишь с одной стороны, как нам казалось, лабза подходила ближе к берегу. Именно там были набиты козьи тропы, именно в том месте и мы начали своё путешествие, свою экспедицию по открытию новых, неведомых охотничьих угодий. Дивных мест.

Пару слов о том, что такое лабза. Этим словом в Зауральских болотах называют сплавины. Возможно, будет более понятно, если скажу, что это некая твердь, образовавшаяся на поверхности воды, состоит из старых камышей, сплетённых корней болотной растительности, другого мусора, принесённого ветрами.
Конечно, сказав, что это твердь, я сильно преувеличил, скорее это хлябь. Передвигаться по этой хляби, нормальный человек, не сможет. Это и неудобно до отвращения, да и опасно, просто безумно опасно. В любой момент можно провалиться. И выбраться из того провала ох, как нелегко. Только с чьей-то помощью.
Передвигаться по лабзе могут только охотники, да такие как мы, - мечтающие стать охотниками. Ох, как мечтающие.

Ещё только вылезая на край лабзы, Колян черпанул одним сапогом прохладной болотной водички. Здесь же, придерживаясь за шест, воду из сапога вылили, носки отжали и вперёд. К мечте! К охотничьему эльдорадо!

*
С первых же шагов мы поняли, что весёлого, в нашем путешествии будет мало. Только если найдём загадочный остров, где дичи разной будет видимо-невидимо. А пока, шагать приходилось очень трудно. Лабза оказалась не очень крепкой. Она с трудом выдерживала нас поодиночке. Если же мы сходились вместе, это место сразу заполнялось водой, и мы начинали погружаться. Да и поодиночке долго стоять на одном месте не приходилось. Тоже выступала вода, ноги проваливались в трясину. Даже отдохнуть, перевести дух, мы не могли, - нужно было двигаться, чтобы не утонуть.
Лабза колыхалась под каждым нашим шагом, показывала, как она тонка и ненадёжна. Шагать нужно было напряжённо, торопливо, суетно. От движений таких быстро устали.

Уже прилично вымотавшись, потеряв тропу, по которой заходили, найдя много новых троп и тропинок, мы нашли способ, как можно отдохнуть.
Взявшись за шест с обеих сторон, пригнули значительный кусок камыша, придавили его этим шестом и сверху уселись сами.

Это было блаженство. Руки и ноги тряслись от перенапряжения. Только теперь заметили, что идёт нудный, гнусавый дождик. Этот закончится не скоро. Ветер совсем стих, а понурые камыши шелестели лишь дождём.
Время определить, даже примерно, было невозможно, - солнышка нет.
Мокреть. Кругом вода: мокрое небо, мокрые камыши, за которыми и небо стало таким маленьким. И под ногами вода.

Хотелось есть.

- Давай один кусок съедим, а один оставим до острова.

Колян понуро отвернулся и признался, что второй кусок хлеба остался в куртке, которую он сунул под копну. Там же и луковица.

Мне не хотелось видеть друга огорчённым и я, переборов себя, каким-то наигранным голосом сказал, что это даже хорошо. Так бы мы всё съели здесь, на болоте, а теперь будем знать, что вот вернёмся, тогда и поедим.

Хлеб мы съели быстро. Запили водой, выступившей поверх вдавленного шеста. Хлебали эту серо-коричневую жижу пригоршнями. От удовольствия крякали.

Решив двигаться дальше, сразу растерялись, - куда? Колян показывал в одну сторону, я совершенно в другую. Мы даже не могли определить, откуда пришли.

Признаваться, что мы заблудились, не хотелось. Не хотелось!

Заблудиться в лесу, в горах, в любом другом месте, где под ногами твердь, где можно встать и постоять, сесть и посидеть, всё обдумать, даже лечь можно. Можно костёр развести, погреться.
И совсем другое дело заблудиться в камышах. Где нет земли. Где прислониться не к чему. Не на что опереться, кроме взгляда друга.

Страх пронизал нас. Мы смотрели друг на друга и видели этот страх. Видели и пытались побороть. Может мы это делали неумело, может, оценивали ситуацию как-то по-детски. Но мы и были ещё детьми.
Будь мы поодиночке, в такой ситуации, наверное, страх бы нас одолел. Но мы были вместе. Мы одержали первую победу, - над страхом.

Кажется, мы здорово повзрослели в эту минуту.

Теперь не играло роли, в какую сторону идти. Когда мы осознали, что мы заблудились, поставили себе задачу идти прямо. Всё равно выйдем.

Но задача была сложной, практически не выполнимой. Компаса у нас не было, а небо закрыто тяжеленными дождевыми тучами.

Однако стоять нельзя, только в движении наше спасение.

*
Где-то впереди, не очень далеко, с треском и кряканьем взлетают утки. Колян ещё дёргает ружьё, но уток мы даже не видим, - очень плотный и высокий камыш.
Пытаемся пробраться к тому месту, откуда взлетели утки, - не удаётся. Лабза становится совсем жидкой и поверх неё уже стоит вода.

Сперва Колян проваливается почти по пояс, а потом и я ныряю в окно, проеденное ондатрами. Он просто вымок, а я утопил один сапог. Попробовали шестом пошарить под лабзой, - какой там, дна не определить.

Бредём дальше. Кто идёт впереди, у того и шест, чтобы хоть как-то прощупывать дорогу.
Снова взлетают утки. Нам их так и не видно. Уже отворачиваем от того места, где они поднялись. Поняли, что утки сидят в редниках, где нам совсем не пройти.

Дождь усилился.

Останавливаемся передохнуть. Заминаем шестом камыши, валимся на этот шест, не замечаем, что почти сразу оказываемся в воде. Лежим отпыхиваясь. Молчим.

Снова бредём. Замечаю, что Коляна всего трясёт, - он в одной рубахе. Снимаю куртку. Он отказывается. Едва уговорил погреться. А чем там греться-то, - мокрая насквозь.
Сил нет.

Решаем залезть друг на друга и посмотреть где берег.
Колян предлагает мне залезать на него, так как я длиннее. Я и, правда, длиннее почти на полголовы. Он встаёт на четвереньки, руками опираясь на шест, я залезаю ему на спину. Вся эта пирамида не дотягивает и до половины высоты камыша.

Второй сапог мне явно мешает, снимаю его и несу в руках. Долго несу.

На одном из отдыхов Колян молча, взял мой сапог и швырнул в камыши. Я не говорю, что уже исколол, изрезал об камыш все ноги. Носки висят лохмотьями. Да если их и совсем не станет, будет не понятно, - грязная жижа скрывает ступни. Ноги коченеют, почти не чувствую их.

Где-то стороной протянули гуси. До нас долетел лишь их гогот, - будто смеются над нами.

Хотели найти хатку ондатры, чтобы отдохнуть на ней. Так и не нашли. Пришли к выводу, что на лабзе ондатра хаток не делает.

Дождь, дождь. Он тёплый. И ноги уже не мёрзнут. Чуть кружится голова, как от первой сигареты.

Колян трясёт меня за плечи. Я, кажется, уснул. Он напялил на меня куртку, что-то кричит. Не разберу что, но киваю головой, пытаюсь переставлять ноги, идти за ним.

Начинает темнеть. Быстрые сумерки. Возможно, это оттого, что в камыше и днём-то не совсем светло. А может такие плотные тучи, и очень низкие.
Дождь. Камыш. Болотная жижа.

Стою на четвереньках. Вода уже выше локтей. Колян, едва переставляя ноги, ходит по кругу, ломает камыш. Набрав охапку, укладывает в центре круга, разгибается и идёт снова.
Хочу помогать ему. Хочу двинуть ногой, хочу окликнуть его, и не могу…

Большой кучи камыша не получилось, - Колян тоже был без сил. Мы легли, прижались, укрылись курткой.
Страх был только за родителей. И был он не какой-то конкретный, скорее это было отчаяние, или жалость. Да, именно жалость. Ведь нас здесь никогда не найдут. Никогда.

Под камыш Колян положил шест и ружьё. Сверху постелил верёвку, что размотал с себя. Кажется, уснули.

Проснулись, а вернее, пришли в себя в полной темноте. Кругом вода.

Где небо, где земля? Или что там теперь вместо неё. Одна вода. Ни какой кучи камыша и в помине не было. Всё затопило. С трудом отыскали шест, ружьё нащупать не удалось.
В потёмках отползли в сторону, прижали камыш шестом и снова забылись.

На рассвете было совсем плохо. Ни локти, ни колени не хотели слушаться, не разгибались. С трудом отыскали под вчерашней постелью ружьё.

- Мы должны идти.
- Мы должны двигаться.
- Должны.
- Должны!

*
Конечно, мы не говорили высоких слов. Мы вообще не говорили. Мы чувствовали друг друга, чувствовали до тонкости, до последнего волоса на голове. В этой критической ситуации мы до такой степени были вместе, были вдвоём, что даже представить себе это состояние очень не просто.
Один лишь пример. Колян шёл впереди и напоролся глазом на обломанную камышину. В этот момент мой глаз обожгла такая дикая боль, что я упал на колени.
Слава Богу, всё обошлось, но этот момент, да и много других, доказывает как мы стали едины.

Мы чётко и ясно понимали, что если до вечера не выйдем, то уже не выйдем никогда.

Мы шли. Мы тащились! Мы ползли! Поддерживали и подбадривали друг друга из последних сил.

Где-то взлетали утки. От налетевшего ветра шумел и завывал камыш. Дождя уже не было. Рваные тучи растаскивало по серому небу. В какой-то момент случился просвет, и сквозь тучи можно было угадать, где находится солнце.

Это прибавило сил.
Не сдерживая хрипы и стоны, рвущиеся из наших ещё не широких грудей, мы шагали и шагали. Мы жилы рвали и не верили ни в чёрта, ни в дьявола. Только в себя, да в друга, который хрипит рядом.
Верёвка, коровья лычка, теперь связывала нас. Накрепко связывала. Да и без верёвки мы чётко слышали, как бьётся сердце друга.

Лабза внезапно стала уходить из под ног, стала стремительно тонуть. Мы шарахнулись назад. Остановились, соображая.

- Это край. Впереди береговой редник.

Ещё потоптались, вытягивая до боли шеи, вглядываясь в те камыши, где должен быть берег. Ветром пригнуло на момент камыши и за ними мелькнули милые берёзы.

Не раздумывая и минуты, мы бросились в воду. Той воды нам было по грудь, да мы её и не заметили. Перебрели редники, береговые камыши, вышли на кошенину.
Повалились, раскинув руки. И хохотали. Или плакали.

С родителями было трудное объяснение.

Отец очень нервничал и всё кричал, что нет там никакого острова. Кричал, что там одни редники, что там даже плёса ни одного нет. Что утки и гуси в этих редниках и водятся. А косуля прекрасно себя чувствует на лабзе, даже на самой жидкой и слабой.
- И ещё,- добавил отец, - зимой это болото почти не замерзает, так, что выбросьте из головы все дальнейшие исследования.

Что-то мне подсказывало, что мы с Коляном были не первыми исследователями Болдушино.

А мечта была красивая. Остров средь бескрайнего болота, и мы с другом на том острове. Именно таким, в те годы, нам представлялось охотничье счастье.

А разве бывает другое счастье?

Изображение

Андрей Томилов 2013

Перейти к СОДЕРЖАНИЮ


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Сообщение Охотничьи страсти 02 апр 2014, 16:23
#54 
Не в сети
Администрация
Аватара пользователя

Стаж: 6 лет 9 месяцев 14 дней
Сообщения: 6655
Возраст: 48
дважды Андрей писал(а):

Что-то мне подсказывало, что мы с Коляном были не первыми исследователями Болдушино.

:) :) :)
Слава Богу, что закончилось всё хорошо.

Андрей Андреич, рассказ - быль?

Забыл сказать, спасибо! Как обычно с удовольствием прочитал.

_________________
Прорвёмся! (ツ) Изображение
Лучший способ не разочаровываться - это не очаровываться)))


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Сообщение Охотничьи страсти 02 апр 2014, 20:06
#55 
Не в сети
Fishboatlive Club
Аватара пользователя

Стаж: 6 лет 9 месяцев 6 дней
Сообщения: 957
Возраст: 65
Ну блин, как всегда в напряжении до последней строчки! Да еще и свеженький, из под пера, да про Курганщину!
Спасибо! Спасибо! Спасибо!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Сообщение Охотничьи страсти 02 апр 2014, 20:24
#56 
Не в сети
Fishboatlive Club
Аватара пользователя

Автор темы
Стаж: 6 лет 6 месяцев 23 дня
Сообщения: 61
Возраст: 70
Да, рассказ быль, как и большинство из моих повествований. Конечно, чуть раскрашен в художественном смысле, но суть, - быль. Дима, спасибо за оформление. Всем спасибо!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Сообщение Охотничьи страсти 15 апр 2014, 19:41
#57 
Не в сети
Fishboatlive Club
Аватара пользователя

Автор темы
Стаж: 6 лет 6 месяцев 23 дня
Сообщения: 61
Возраст: 70
Мясо с горчинкой

Изображение


"Если бы у скотобоен были стеклянные стены,
все люди были бы вегетарианцами"
СЭР ПОЛ МАККАРТНИ


*
Охотясь на диких зверей, мы, хотя бы, даём им шанс убежать. Как же себя чувствуют наши домашние питомцы, которых мы любим, нежно гладим и чешем за ушком?.. Ведь они не могут убежать, когда мы забиваем их на мясо. Не могут…

Сосед бычка растил, выхаживал, почти два года. Почти два года сена давал вволю, по осени тыквы не жалел, картошечки крошил, предварительно сполоснув тёплой водичкой. Зёрнышек сыпал, комбикорма.

- Ромка! Ромаха! У-ух, какая у тебя шея!
Трепал по тёплой, шелковистой шерсти. Шея и грудь бычка отливали серебром, почти небесной белизной. Остальное же, - ночи, самой тёмной, чернее. Красив, Роман.

Любил, одним словом, холил.

Морозная осень прикатила, - ранёхонько. Землю заколдобило, гукает под кирзачами, будто по пустой бочке идёшь. Снегу не было, да, и не ждали его, снег-то. Он в этих местах поздно падает, считай, к новогодним праздникам. Но и землю так не схватывало, - рано вроде. Другой год, на грязищу от осенних дождей, снег-то плавно присаживается, а тут заковало, заморозило.

Николаша дня три вокруг стойла ходил, косился, то на быка, то на небо. Воздух ноздрями ловил, только что на зуб не пробовал. Бык тоже, жевать перестал, башку лобастую поворачивает за хозяином, влажным носом тянется, - дивится, что не ласкает тот, мимо взгляда торопится.

К вечеру сена чуть бросил, на два жевка, пойла, вообще, не дал, - чтобы к утру кишки очистились, а то пропорешь, ненароком. Когда кишки пустые, то и проткнуть нечаянно не страшно, не попрёт говнище наружу. Да и чистить легче, для колбаски – кровяночки. Ушёл в деревню.

Загрустил бычок. Это только люди считают себя мудрыми, проницательными. Остальные, рядом живущие, - тупые, бездушные твари.
Может оно и правда, может, и бездушные, однако чутьё у тварей этих, далеко людское превосходит. Опережает.

Загрустил, клочок сена не тронул. До утра вздыхал тяжело, утробно вздыхал, переминался с ноги на ногу. Шарахался по загону всю ночь, кур пугал, что за стеной, в тёплой стайке.
Петух не дождался до шести, забазланил без четверти, что никогда раньше за ним не замечалось. Точный был петух, старый уже.

Николаша и не ждал, когда петух заголосит, давно уж на ногах. Уже и чаю попил, посидел у окошка, заглядывая в ночь, снова пошвыркал, конфетку пососал. Выдавил между губ сладкий камушек обратно на фантик, завернул и бросил в вазочку.
Обулся под порогом, нарочно не торопясь. Снова глянул в ночь. Ещё посидел чуть, телогрейку натянул. Шапку взял и стоит.

Из комнаты голос жены:
- Ты, прямо, как на войну собираешься. Ночь не спал и мне не давал.

- Цыть ты, если… Я его с ладошки выкормил. Будешь мне…

На дворе ещё совсем темно. Чуть полоска появилась на востоке, но это ещё и не грань меж ночью и утром. Это только знак о том, что ночь не навсегда.

- Чего вылез на холод, сидел бы, чай потягивал. Не терпится.

В пригоне вздыхал бык, топтался по мёрзлым глызякам, - вчера даже не почистил.

- Вздыхает, сука, будто понимает всё.

Николаша прохаживался от забора к забору, зябко передёргивал плечами. Ловил себя на том, что тоже тяжко вздыхал. Прислушивался, - не идут ли работники, но утро раннее было тихо и морозно, никто не торопился к нему на помочь.

Раньше в деревне часто созывали помочи, как-то дружнее жили, что ли. Кому баню скатать, кому сено сметать. Даже если кому-то фартило рыбой обловиться, или уток настрелять, тоже помочь собирали: рыбу чистить, уток чередить.
Конкуренции не было, вот и не боялись друг-друга. И телевизоров не было, - общались.

Вот и сейчас, Николаша пригласил мужиков, чтобы помогли быка забить. Дело, как будто, не особо трудное, но хлопотное. Без умения не больно приступишь. Если раньше у рук не было, то и напортачить легко можно, сговнякать мясо. А извозюкаешь неумело, так потом ни сам жрать не станешь, ни продать не сможешь. А как продашь кому, так и жди постоянно, что приедут морду чистить за вонючее мясо.

- Вроде светать собирается. Пойти погреться, что ли. Сказать, чтобы воды нагрела.

Вошёл, впустив клуб холодного воздуха.

- Мороз, что ли?

- Не то, что мороз, но мясо хорошо схватится, сразу. Воды нагрей, да тазы приготовь, под ливер, под кровь. Жир с кишок снимем, - тоже посудину.

- Да, знаю я. Впервой что ли.

- Знает она.… Знает.

- Ну, что ты себя изводишь? Что ты? Для того ведь и кормили, поплачь ещё. Я слышала, что, если жалеть будешь скотину, то она трудно умирает. И мясо, будто горчит, что ли. Ну, не то, чтобы горькое совсем, а будто с горчинкой.

- У тебя одно на уме, - мясо. А он там топотит по загону, вздыхает.

- Тьфу, тебе. Воду-то ставить?!

- Чего уж, ставь.
Снова вышел.

Бледность надвигающегося утра выделила из ночи толстые тополя, что стояли за забором. Заметно убавилось звёзд, и притухли они, будто кто фитиль привернул.
Тихонько подкрался к поленнице дров и выглянул.

Ромка стоял уперевшись рогами в прясло и, будто, глубоко о чём-то думал.
Спрятался за поленницу, аж задохнулся, оттого, что затаивал дыхание. Шапку натянул поглубже, торкнул калитку, - вышел со двора.

Уселся на холодную лавочку, нахохлился и застыл.

Мужики всё не шли. Уже и солнышко вылезло, и ветерок прилетел невесть откуда, куры разбрелись по двору, а их всё нет. Извёлся. Пошёл искать.
Только до магазина дошёл, сразу увидел: Нифан и Гусёнок на крылечке сидят, бражку из бутылки пластиковой сосут.

- Да, вы чего, мужики, договорились же?

- Всё, всё, идём. Чуток вот поправимся, - вчера перебрали малехо, сам знаешь, как оно трудно, на свежине-то, остановиться. А поросёночка доброго вчера опалили, хе-хе.

Николаша поморщился, глядя, как мужики вливают в себя мутную, неопределённого цвета жидкость. Ещё и крякают.

- Хоть бы закусили чем.

- Мы твоим Ромахой закусывать будем, хе-хе.

Промолчал, нахмурился только.

- Где пропали-то, воду уже второй раз согрела? Да, они уж пьяные, с утра-то.
Мужиков и, правда, что-то разморило чуток, - покачивались. Может, бражка попала крепкая, или на старые дрожжи.

- Не переживай, хозяйка, всё будет тип-топ, - мечи закусь на стол. Пока поворачиваешься, мы его уже почикаем. Глазом моргнуть не успеешь.

- Веди, хозяин, показывай своего бугая, хе-хе.
Нифан вынул из голенища нож. Ручка наборная, с прозрачными блестяшками, а спереди, возле лезвия, усики выгнутые, - чтобы рука не скользила. Красивый. Лезвие в засохшей крови.

- Вчера в работе был, - хорош.

- Может брусок, поточить чтобы.

- Не надо. Я им поросят по три штуки без оправы делаю.
Гусёнок, что-то и, правда, захмелел. Качнулся, окинул взглядом подворье:

- Ну, где Ромаха-то, чего время тянуть.
Николаша отрешённо махнул рукой:
- Да, вон же он, в пригоне.

Мужики дружно шагнули туда, куда махнул хозяин. Даже не приблизившись к пряслу, они вросли в мёрзлую землю, навалились друг на друга и замерли, упёрлись в немигающий взгляд быка.
Хмель, как будто, улетучился.
Нифан не глядя, пихал нож за голенище:

- Мы, как-то, больше по поросятам…

Гусёнок удерживал его, шептал в оттопыренное ухо:
- Чего ты зассал, завалим за милый мой. Я один раз видел, как дядька такого быка валил. Только надо кувалду, или колун. В лоб ему двину, ты сразу налетай и жилу ему, жилу, а потом кровь. И всё. Держи марку, справимся.

Николаша, чуть высунувшись, наблюдал из-за поленницы. Рядом топталась Манюня.

- А где жила-то, жила-то где?
- Да, где, в шее, где больше. Ты, главное, шею пили, там и жила и кровь.
- Здоровый, бля.
- Здоровый, я не думал. Надо привязать, чтобы он нас не забодал.

- Слышь, хозяин, фронт работ надо обеспечить. Бычару, так сказать, Романа, значит, привязать необходимо, покороче. И колун добрый, потяжелее.

Николаша покряхтел, потоптался на месте, достал из под навеса верёвку.
Ромка легко подставил рога хозяину и тот обхватил их петлей, притянул голову к верхней жердине прясла. Бросил к ногам работников колун на длинной ручке, торопливо скрылся за поленницей.

- Всё, отступать некуда. За нами.… Сам знаешь, что за нами.

Нифан снова достал нож, обтёр его о телогрейку, крепко сжал, приготовился.

Гусёнок приладился к колуну и, как-то по кругу размахнувшись, врезал быку по рогам. Один рог отлетел сразу, гулко брякнувшись об угол стайки. Обнажился белый, мягкий, внутренний рог, полилась кровь.
Бык ещё ничего не понял, он и боль-то ещё не ощутил, а Нифан уже налетел на него коршуном и пихал свой красивый нож в шею.

Или нож был туповат, или шкура излишне крепка, но нож не лез в шею, не хотел резать жилу и спускать кровь. Наконец, Нифан, всё же изловчился, прорезал шкуру и вогнал своё оружье по самую рукоять.

Ромка резко рванулся в сторону. Жердь, к которой была примотана верёвка, легко хрупнула пополам. Нифан отлетел в угол пригона и, задрав ноги, завопил. Гусёнок шустро заскочил на угол стайки, молчал.

Бык вымахнул на свободу, на бывшее картофельное поле. Встал, полуобернувшись, не мог понять, что происходит.
Гусёнок, со стайки, громким шёпотом:
- Хозяин! Слышь, хозяин! Ружьё надо, быстро, быстро.

Николаша мельком глянул на огород, где стоял весь в крови его любимец, да ещё и с ножом в горле. Кинулся в дом, едва сдерживая себя, чтобы не грохнуться в обморок.

Ружьё вынесла Манюня:
- Вот патроны.

Сунула ружьё и патронташ Гусёнку. Юркнула назад, в дверь. На стайке уже сидел Нифан, - закуривал.

Гусёнок лихо переломил ижевку, - не много ума надо, вогнал в стволы два патрона.

Началась охота.

Приложившись прямо с забора, охотник стал стаскивать в кучу стволы и цель, Романа, значит.
Грохнул торопливый дуплет. Бык шагнул раза три в сторону и снова уставился на людей. По рукоятке ножа тонкой струйкой сочилось.

- Выше бери, выше.
Это с крыши стайки корректировал напарник.

- Сам вижу, не впервой.
Торопливо перезаряжал ружьё Гусёнок.

Снова грохнул дуплет. Видно, как дробь секанула по чёрной спине. Большого вреда эта стрельба принести не могла, так как дробь была мелка, не крупнее тройки, а расстояние до «зверя» приличное, около полусотни метров. Но стегануло хорошо. Бык потянул верёвку вдоль забора, направляясь в степь, на зады деревни. Мотал головой и фыркал кровавыми соплями. Видимо нож всё же задел какую-то важную «жилу».

Охотник снова изготовил ружьё и, уже более смело, приступал к добыче. Правда, не на столько, чтобы не успеть ретироваться. Со стайки слез Нифан и тихонько подтягивался, помахивая колуном.

Следующий дуплет состоялся уже в чистом поле. Охотник подобрался довольно близко и оттого заряды ощутимо хлестанули по шкуре.
Бык побежал, неловко путаясь в своей же верёвке, падая на колени и снова поднимаясь. Побежал в болото, - оно сразу за полем, недалеко. Перед камышами встал, глянул в сторону дома и медленно скрылся в береговых зарослях.

Охотники прекратили преследование, о чём-то совещались. Вернувшись, объявили, что нужно ещё пару человек, - для загонки.

Николаша был совсем плохой, пил какие-то вонючие капли, рукой себя по груди гладил. К мужикам даже не вышел.

Манюня, сначала, наорала на мужиков, потом махнула рукой:
- Делайте что хотите. У меня бы мужик не загнулся.

- Ты, хозяюшка, прости нас великодушно, но дюже мы переволновались. Может, нам тоже, по капельке плеснёшь, чисто от нервенности.

- Я бы вам яду плеснула, да жаль, нету под рукой.

- И на том благодарствуем.
Мужики сбегали до Саныча, уболтали его на пол соски бражки. Там же, не отходя от кассы, оприходовали. Будто полегчало. Прихватили знакомых бичей, - в загонку пойдут.

Когда все ввалились на подворье, - челюсти отпали. В пригоне, где одна сторона была разворочена, стоял Роман. Просто знали, что это он, а так подумать можно, что чёрт из преисподни. На том месте, где был правый рог, висел какой-то измочаленный кусок кровавой плоти. Глаз заплыл кровью, и та же кровь сосулькой висела с нижней челюсти.
В шее пульсировала дыра от выпавшего где-то ножа. Кровавая дорожка тянулась по белизне шеи и пряталась в складках шкуры.

- Ружьё, ружьё!
Гусёнок пьяно шарахнулся в дальний угол ограды, где он сховал за досками двустволку. Патронташ уже лихо опоясывал его, патроны сами легли в руку.
От поленницы до пригона было всего-то десять метров.

Кучка дроби, от первого выстрела, прилетела в переднюю ногу, прямо в колено. Бык сунулся кровавой мордой в мёрзлый навоз, но, получив полную навеску дроби в кишки, резво вскочил. Глубоко прихрамывая, практически на трёх ногах, Роман снова удрал в камыши.

- Ты чё? Ты если не можешь стрелять, так и не берись. Найдётся кому.
- Кто это такой крутой? Ты, что ли? Видел я, как ты ножичком махал.

Бичи посторонились от таскающих друг-друга за грудки Нифана и Гусёнка.

На выстрелы выскочила Манюня, но быстро поняла, что вода ещё не скоро понадобится, вернулась в дом.
На тополях важно расселись сороки и пара ворон. Эта птица далеко кровь чует, вот и нахохлились, ждут поживы. В недоумении головами крутят: кровью пахнет крепко, да и только, клюнуть нечего.

Договорились, что охотник обойдёт по краю болота, в перешейке сядет. А мужики на него быка выставят, как на картине. Разошлись.

Бык и, правда, прихромал прямо на засаду. Дуплет, произведённый почти в упор, хоть и дробью, серьёзно подорвал здоровье Романа.
Он оторвался от преследователей, но бежать уже не мог. Весь в крови, которую было видно даже на чёрной шкуре, припрыгивал на одной передней ноге, тащился в сторону дома.

- Не забьём, так замучаем, хе-хе.
Гусёнок лихо закинул ружьё на плечо и вышагивал к деревне. Мужики тянулись следом. Нифан ворчал:

- Я уже выдохся. На месяц вперёд находился. Ножик, бычара, где-то выронил.
Ромка снова был в загоне. Лежал, тяжело отпыхиваясь. При каждом вдохе, на пробитом боку появлялись грязно-зелёные пузыри, выдавливались из рваных кишок.

- Во, давай, подкрадывайся и кончай его. А то уже жрать охота.
Бичи подвинулись поближе:

- Да, да, жаркое из свежатинки не помешало бы.

- Ща, будет вам жаркое, изладим, хе-хе.

Гусёнок взял ружьё наперевес и стал торжественно, но медленно приближаться к загону. Сзади шипели:

- Ближе, ближе подходи, он уже почти пропал, безвредный.

Ружьё к плечу прижал, дыхание затаил, а сам всё приближается. Место выбирает, куда влепит смертоносный заряд.
Бык встал. Так пружинно встал, будто и не болел вовсе. Глянул одним глазом на охотника, - мурашки по спине. Второй-то глаз кровью залит, страх.
Забыл Гусёнок и про жаркое, и про то место, что наметил себе для верного выстрела. Увидел такую гору окровавленных мышц, что невольно шаг назад сделал, и, торопливо выстрелил, будто отталкивал от себя взгляд.

Ромка в два прыжка долетел до стрелка и подмял его под себя. Что дальше делать, - не знал, не умел расправу чинить. Повернулся опять к пригону.
Стало видно новую дыру от заряда. Из отверстия медленно выходил горячий пар.

Едва передвигаясь, бык вернулся в стойло и сразу лёг. Стонал.

Гусёнка за ноги вытянули за огород. Непрестанно оглядывались.

- Чё, дышит?
- Дышит.
- Значит, жить будет. Я слышал, что охотники, они живучие.
- Вы тут посидите с ним, я в одно место слетаю.
Бичи переглянулись:
- Только ты не долго. А то, он тут окочурится, а я как-то к покойникам, - не очень.

Нифан торопливо ушагал.

День уже давно перевалил на вторую половину. Солнышко светило ярко, но тепла особого не было. Прохлада, даже лёгкий морозец, так и держался, дожидался мяса.

Нифан и, правда, вернулся скоро. Подъехал на УАЗике, с Михаилом.
Бичи испуганно поглядывали на стонущего Гусёнка. Он уже пришёл в себя.

Михаил вытянул из кабины своё ружьё, зарядил картечь. Неторопно побрёл к пригону. Ворчал:

- Вот дурная скотина, убежал бы в лес, глядишь, и пожил бы ещё.
Выстрелил один раз. Бык повалился на бок, распустился и замер.

- Идите, кровь спустите.

- Нет у него крови, нету. Вся выбежала.

Мужики насторожённо подтянулись, стояли молча и смотрели на поверженного зверя. Нет, какой это зверь? Ведь и, правда, звери в лесу. А это кто…

Долго мусолили, разделывая огромную тушу. Всё мясо перемазали, захватали грязными руками.
Говённый запах, никакими приправами, никакими вымачиваниями не отобьёшь. Но Ромкино мясо ещё и по другой причине есть невозможно было. Оно просто нашпиговано дробью. Да, дробью номер три.
Вот и получилось мясо с горчинкой. С крепкой горчинкой.

Изображение

А.Томилов 2011

Перейти к СОДЕРЖАНИЮ


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Сообщение Охотничьи страсти 16 апр 2014, 12:08
#58 
Не в сети
Fishboatlive Club
Аватара пользователя

Стаж: 6 лет 9 месяцев 13 дней
Сообщения: 5636
Возраст: 55
Да. Если что то делать то хоть думать и готовится.

Рассказывали . двое по насту зверя гнали. Уже на выстрел,но один не даёт стрелять,говорит ближе так возьмём. Зверь уже лёг подошли. Один с душой не выдержал, наломал осинки рядом положил и второму не дал стрелять. Ушли. Надо всё правильно и вовремя делать.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Сообщение Охотничьи страсти 16 апр 2014, 12:26
#59 
Не в сети
Администрация
Аватара пользователя

Стаж: 6 лет 9 месяцев 14 дней
Сообщения: 6655
Возраст: 48
У меня дочка старшая вегетарианством голову забила... Никакие доводы не воспринимает :) . Посчитали, что этот бзик лучше, чем другие привычки, хотя польза от него тоже сомнительная))).
Привыкать, приручать нельзя... Иначе никак, если хочется нормальную пищу (читай мясо) есть.

_________________
Прорвёмся! (ツ) Изображение
Лучший способ не разочаровываться - это не очаровываться)))


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Сообщение Охотничьи страсти 16 апр 2014, 14:21
#60 
Не в сети
Fishboatlive Club
Аватара пользователя

Стаж: 6 лет 9 месяцев 6 дней
Сообщения: 957
Возраст: 65
Правдиво написано! Спасибо!
У нас в городском поселке многие поросят держали на откорм, для себя и продажу. И отец тоже. Пацанами смотрели, как ловко мужики-забойщики бьют свиней, а потом паяльными лампами "смолят" шкуры и чистят их ножами поперек. Некоторые пили кровь, другие поджаривали. Ну а после разделки это, почти как на базаре мясо.
Забойщиком мог быть не каждый мужик. Отец мог.
Вот вспомнился случай. Приехал я как-то раз со своей семьей в отпуск, ну решили родители забить порося. Вывел отец его из сарайки во дворик и с ножом к нему "Борька, Борька". а тот как почуствовал и по кругу бегает. Отец как-то не ловко пытается поймать, - год кормил холил. Я посмотрел на это дело, кинулся к пробегавшему мимо Борьке, схватил за заднюю ногу и резко вывернул. Борька упал на спину и тут подключился отец, куда делась скованность,- прыгнул на грудь Борьке, придавив его к земле. и смаху шырул нож рядом с левой подмышкой. Борька мнгновенно затих. Ну а дальше как обычно, отец разрезал шею, чтобы пустить кровь и ... .
И еще ... . Пацаном я был, повезли с отцом очередного Борьку на мясокомбинат. Отец там работал и договорился. Что увидели глаза пацана ... . В забойном цеху мужик-забойщик здоровенной ДЕРЕВЯННОЙ кувалдой огрел Борьку по башке так, что тот отключился. Тут же перерезали горло, завели туда крюк, на талью на тросе подняли тушу и опустили в бак с кипятком. Через несколько минут подняли обратно и перецепили на крюк монорельса. Подошли бабы-разделочницы и длинными ножами поперек сняли пластами шкуру, дальше туша ехала по монорельсу,- кишки, разделка и т.д.

Спасибо Андреич за рассказ!
С первых строк вспомнил детство. Отца уж больше 30 лет нет, а забойный нож у меня лежит, невзрачный, но из какой-то особенной (клапанной) стали.
Спасибо!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 97 ]  На страницу Пред.  1, 2, 3, 4, 5  След.

Как правильно цитировать  |  Как вставить изображение  |  Как вставить видео
   Похожие темы   Добавил   Ответы   Просмотры   Последнее сообщение 
Аватара пользователя Таежные охотничьи приключения

в форуме Прочее

дважды Андрей

1

553

Аватара пользователя

14 апр 2019, 16:10

дважды Андрей Перейти к последнему сообщению

Аватара пользователя Продам охотничьи лыжи ЙЕТИ (Поскряков)

в форуме Товары для охоты

Николай

4

496

Аватара пользователя

18 окт 2018, 20:30

ТОФАЛАР Перейти к последнему сообщению


Часовой пояс: UTC + 4 часа




Кто сейчас на форуме

Сейчас эту тему просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
Мобильный вид Обратная связь с администрацией